Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Птица с птенцами

Навела порядок в своём ЖЖ

Время моё в интернете ограничено. Слишком много отрывать от детей ради прочтения всей френдленты не могу себе позволить. И потому разделила друзей по группам. Тех, с которыми я действительно я общаюсь и ценю всегда читаю в первую очередь.Или те, кого я сама читаю(не обязательно взаимные френды) Это большая часть. Часть -те, которые меня зафрендили, но я не уверена, что мой журнал им действительно интересен -это люди-"призраки" . Они достаточно редко описываются и в своём журнале, а про чужие и говорить нечего.То есть я не знаю, зачем я им, читают ли они меня вообще. Эти первые две группы я буду читать в первую очередь. А самых беспокойные товариСЧи, это те, которые зафрендили меня для количества, для поднятия собственного статуса ("мол, меня теперь будут читать три тысячи человек и вот ещё один добавился") -так вот, читать их "жёлтые" наворованные статьи об самых-самых крутых местах, самых мускулистых дядьках и самых толстых тётках я не хочу. Не столько у меня времени много, чтобы внимательно вчитываться в этот словесный мусор. Потому эту группу я буду просматривать, если у меня вдруг появится куча свободного времени, которого некуда девать. Не хочу, чтобы за счёт меня, моего свободного времени, поднимал собственную самооценку. Я заводила журнал для общения, а не для чего-то иного.
Так что для тех, кто только собирается меня зафрендить: если только для количества, если мой журнал Вам никак не интересен, то лучше не надо. Наворованную желтизну всё равно читать не буду.
Птица с птенцами

Дети рисуют

Надо было заниматься с детьми,но по тетрадям я с ними работать была не в состоянии, поэтому достала им карандаши, ручки и дала листы бумаги.
Филя, правда, ничего конкретного не рисовал, он как-то в этот раз не увлёкся. А остальные порадовали меня рисунками.
Даша тоже черкала на своём листе карандашом и смотрела, что получается. Но в основном она просто с интересом перебирала карандаши.
Платон нарисовал сражение энгри... ну, в общем, своих злых птиц из компьютерной игры.

Миля сначала куксилась:"Я не знаю, как нарисовать птицу!"
"Миль, давай , я тебе покажу!" -предложила я и нарисовала схематично птицу на свободном листе, объясняя, на какую фигуру похож хвост, как легче нарисовать крыло и как добавить ноги.
Миля потом успокоилась, взяла большую книгу, положила её на колени, а на книгу положила лист бумаги и стала рисовать свою птицу. Надо сказать, что вполне прилично у неё получилось. Потом она стала рисовать Губку-Боба. Тоже вполне узнаваемо получилось.
Платон тут же на свободном листе нарисовал свою птицу и своего Губку-Боба. Я посоветовала птице дорисовать хвост, чтоб больше похоже было и поинтересовалась, почему у Губки-Боба птичьи лапки вместо ног. Платон почему-то решил, что я критикую его рисунок, чуть обиделся, желание рисовать у него вмиг упало и он демонстративно своего Губку-Боба зачеркнул крестом.
"Зря зачеркнул, -сказала я. -Мне и на птичьих лапках Губка-боб очень понравился."
С рисунками порадовал и Юрочка. Первый рисунок он нарисовал ёжика! Только спросил, как ему лапки пририсовать. Я примерно показала и он все лапки ежу нарисовал. А на другом рисунке он нарисовал летящие воздушные шарики.
Удивительный ребёнок! То вроде явно тормозит и тянет не на свой возраст, а на год меньше, а то вдруг рисует очень неплохо для своего возраста...
Это Платошин рисунок.:лазеры и пушки
Это -Милина птица и Губка-Боб:Птица и Губка-Боб
Это Платошина птица и Губка-Боб(которого он перечеркнул)Платошин Губка-Боб и птица
А ёжика у Юрчика на рисунке нашли?Ёжик -Юрин рисунок
Ну, с шариками всё понятно -узнаваемо достаточно.шарики летят
Вот так дети рисуют.))
Птица с птенцами

Сладкая птица "Обламинго"

Прилетала ко мне сегодня, ага. Открываю почту, а там письмо с Прозы.ру о том, что мои произведения подходят для того, чтоб что-то из них опубликовать в альманахе. Я губы раскатала -как же! Это так приятно, когда именно твои произведения выбрали... Читаю дальше внимательно. Есть несколько вариантов альманахов, можно выбрать любой по имеющимся темам, либо отправить разные произведения сразу в несколько альманахов. Пока никаких вроде "подводных камней". Думаю, ну а что -есть у меня рассказ, который даже уже отредактированный, как раз подходит под номинацию "романтика". Набираю текст. И выскакивает сообщение, что публикация платная. И за каждую страницу надо восемьсот рубликов отвалить. За мой рассказ вышло бы 25600рэ. И это без авторского экземпляра. А если я захочу поласкать свои глаза опубликованным рассказиком , за авторскую книжку надо отвалить по триста рэ за доставку + 30рэ за сам экземпляр. Если хочешь две книжицы -плати, соответственно, в два раза больше -шестьсот шестьдесят рублей.
Может, для того, чтобы потешить собственное самолюбие, это не слишком большая сумма...Но когда над тобой и так висит долг почти в сотню тысяч, нужно этой сладкоголосой птице "обломинго" помахать крылом и отправить восвояси.
А рассказ, пожалуй, я здесь выложу. Буду частями, за несколько дней, чтобы не перегружать Ленту. Первый кусок выложу как есть. а остальные -постараюсь под катом.
ВАМ ЕСТЬ КУДА ВЕРНУТЬСЯ
У Лены ёкнуло сердце. Так долго и протяжно ей ещё никто не звонил. "Неужто что-то с Игорьком на тренировке случилось? Да нет, вряд ли, он у меня разиней никогда не был..."
Елена схватила пульт и направила его на дверь. Плоский экранчик, вмонтированный в дверную поверхность, засветился и показал незнакомого мужчину лет сорока на вид, сумрачного и довольно старомодно одетого. В руках незнакомец держал большой пакет.
Лена открыла.
- Здравствуйте, -сказал, не заходя в квартиру мужчина. - Могу ли я видеть Эмилию Воробьёву? Отчество мне, к сожалению, не известно.
Елена переменилась в лице, подбородок её задрожал. Но мгновение спустя она справилась с нахлынувшими чувствами и предложила:
- Проходите. Мою мать давно никто не спрашивал. Вам наверняка есть что сказать...
- Да, -кивнул мужчина, на ходу сбрасывая с плеч лёгкую чёрную куртку из пластилайкрита (такие давно были не в моде), -но мне всё же хотелось бы увидеть именно Эмилию Воробьёву...Это очень важно! Извините, не представился -Измайлов Тамерланд Рустамович, я Эмилии отсылал сообщение, что я приду. Из космогородка я прямо к вам.
- Мамы больше нет, -неестественно высоким голосом произнесла женщина.
- Значит, не успел, -растроенно проговорил мужчина, комкая в руках хрустящий пакет. - Но вы простите меня, я только что с рейса, раньше не мог.
- Я вас не совсем понимаю, -украдкой вытерев слезинку, сказала Лена.
Измайлов виновато улыбнулся.
- Хоть мы и живём в мире сверхсветовых скоростей, мы всё же не всесильны. Когда-то я обещал своему другу, если он попадёт в беду и погибнет, я первым увижусь с Эмилией и сам её расскажу обо всём. Но я не успел. Вы её дочь? А судя по внешности, то и его.
Мужчина протянул пакет Елене:
Тогда с этим первой должны по праву ознакомиться вы. А потом уже будут работать специалисты.
- Что -"это"? И..И...вы знали отца? Как..? И...
- Нет-нет, не сейчас. Вот вам моя визитка, когда-нибудь найдёте меня. И мы, конечно же, поговорим.
- Ну пожалуйста, -стала умолять Лена, -останьтесь...
- Нет, я попытаюсь найти брата. Может, он ещё жив.На моё сообщение он тоже никак не отреагировал.
- Может он просто болен?
- Не знаю, вряд ли. Просто, по моим подсчётам, ему сейчас около восьмидесяти.
- Он старше вас в два раза? -невольно ляпнула Елена.
-Вы ещё совсем девочка, -усмехнулся Тамерланд и, как маленькой, провёл загорелой рукой по её щеке. -Я же астронавт. Моё время иногда течёт медленно.
- И...сколько вам?
- Семьдесят два. По документам, естественно. А реально -тридцать девять.Мы ещё увидимся. Как, кстати, ваше имя? -на прощанье спросил он.
-Лена.
- До встречи, Елена. Говорят, ваше имя обозначает факел. Факел -путеводитель во мраке. Хорошее имя дала вам мать.
***
Астронавт ушёл, оставив Лену одну с белым пакетом в руках. Женщина задумчиво постояла посреди комнаты, потом вздохнула, разрывая запаянный внутри брикет. Пахнуло чем-то сладковатым, старым, пыльным. Елена выложила на передвижной столик старинный диктофон, таким пользовались лет тридцать-сорок назад; несколько дисков к нему и целую стопку толстых вручную сделанных тетрадей из серовато-розоватого волокнистого материала. Как из листьев какого-то растения, но какого -Лена так и не определила. На всех вещах был какой-то липкий розоватый налёт. Лена бережно открыла верхнюю толстую тетрадь. Перед глазами заплясали строчки, буквы, написанные сильно наклоненным размашистым почерком. Бумага издавала лёгкий мятный сладковатый аромат. Женщина перелистнула несколько страниц и закрыла журнал. Какое-то робостное чувство охватило её, смешанное с благоговейным трепетом, не позволявшее читать старинные эаписи.
Елена сложила всё обратно в пакет и оставила его на столе, не притрагиваясь до самого вечера.
После ужина, когда сын уселся за тренировочную компьютерную игру, а муж, наскоро поцеловав жену, привычно сел за работу (он, несомненно, был трудоголиком, так как брать работу на дом не было никакой необходимости), Елена наконец-то решилась хотя бы прослушать диктофон.
После подсоединения питания старый диктофон, как ни странно,заработал, из динамика зашуршало, заскрежетало, и сквозь помехи зазвучал звонкий юношеский голос, далёкий голос из прошлого.